New books
RSS feed
Мы переехали! Новый адрес:
44 Mechanic St, Newton MA 02464


Translate this page to English

Предметов в заказе: 0

Brighton, MA (адрес) (617) 232-8820
Books Movies Back to main page
Rare books Gift certificates

Мои заказы     Закладки     Регистрация    Помощь - Help     Распродажа     Партнерство

  ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ  
  Поиск русская клавиатура Search Спецпоиск

СОВЕТСКИЙ ЭРОС 20-30-х годов. Сборник материалов

цена
$99.99




 ''СОВЕТСКИЙ ЭРОС 20-30-х годов. Сборник материалов''
  • 141 стр.
  • твёрдый переплет
  • иллюстрации

      Рейтинг:
    *****
    (3) 
    Оцените эту книгу:
      

  • Разделы: Букинистические издания, Редкая книга, Библиофил

    Издательство Хармсиздат, 1997 г.
    ХАРМСИЗДАТ ПРЕДСТАВЛЯЕТ: СОВЕТСКИЙ ЭРОС 20--30-Х ГГ.: Сборник материалов / Сост. В. Сажин, Н. Пакшина, Н. Школьный. – СПб., 1997. -- 146 с. -- 900 экз.

    Сборник представляет материалы Хармс-фестиваля II, проходившего в Санкт-Петербурге 14 и 18 мая 1996 г. Книга любовно издана, в качестве иллюстраций использованы рисунки, плакаты, фотографии, демонстрировавшиеся на выставке "Советский эрос 20--30-х годов. Печатная графика и предметы быта" в музее Анны Ахматовой (Фонтанный Дом). Помещенный в конце издания каталог выставки способен привести в отчаяние тех, кто не видел экспонаты: афишу "Не ложись спать куда попало", фотографию прибора "Я знаю твои мысли", открытку "За широкое разумное массовое пользование солнцем, воздухом и водой", не говоря уже о банках, коробках, этикетках и, конечно, книгах (от "Занавешенных картинок" М. Кузмина до классического труда А.Б. Залкинда "Половой вопрос в условиях советской общественности"). Фильмы, мультики, блог - все это Kinobomba смотреть фильмы онлайн в хорошем качестве рекомендуем вам на сайте Kinobomba.net!

    Украшению издания служат также цитаты из пропагандистской литературы 1920-х гг., выполненные в виде инкрустаций, декорирующих современный текст. Это не только сообщает целостность и определенный ритм книге, но и разнообразит процесс чтения. Глаз отдыхает на выделенных жирным шрифтом словах: "Половое влечение к классово-враждебному, морально-противному, бесчестному объекту является таким же извращением, как половое влечение человека к крокодилу, к орангутангу". После этого с новыми силами -- как после физзарядки на советской фабрике -- возвращаешься к изучению трактата Золотоносова.

    Разумеется, доклады конференции лишь в малой степени передают атмосферу Хармс-фестивалей, обещающих стать традиционным веселым праздником скучающего Петербурга. Предисловие Михаила Карасика "Похороны таракана" описывает одноименную художественную акцию, завершившую весенний пир духа: "Таракана похоронили у пустующего пьедестала, где когда-то возвышался другой Усатый -- Вождь Народов". Сам же фестиваль, посвященный на этот раз Николаю Олейникову, представлял из себя "своеобразный марафон искусств, длившийся целый день, включивший в свои рамки открытие Парка живой скульптуры и экскурсию по нему, перформансы, балет, драматический спектакль, концерт, литературную конференцию, демонстрацию мод - оригинальное нижнее белье 20--30-х гг. и современные модельерные эротические реплики. Все эти мероприятия проходили под знаком чувственной культуры предвоенного времени".

    Открывают и замыкают книгу статьи о творчестве Николая Олейникова (соответственно: "Поэзия вечной гормонии" Валерия Сажина и "Эрос и эротизм. Н. Олейников в контексте визуальной масскультуры 1920--1930-х годов" Глеба Ершова), все остальные - в той или иной степени выявляют эротические мотивы в культуре нежных лет советской власти. Но и тема таракана не забыта: хотя герой не появляется далее в тексте, но целиком определяет композицию книги. Сборник строится по принципу: "таракан, таракан, тараканище!". .Небольшие работы Г. Черненко, Д. Милькова, Ю. Демиденко, М. Туровской - это "тараканы" и даже "таракашечки"; фундаментальное исследование М.Золотоносова о советской садово-парковой скульптуре, занимающее почти половину книги - безусловно выступает в роли черного "тараканища", с длинными и страшными усами бесконечных сносок, ссылок и комментариев.

    Самые симпатичные "козявочки-букашечки", на мой взгляд, -- это две статьи Юлии Демиденко, названные просто и без затей: "Эротическая графика 1920-х годов" и "Эволюция белья: 1910--1930-е гг." В первой, кроме обычного в сочинениях такого рода перечисления имен художников и игривых сюжетов, предлагается убедительный анализ (анализ в исследованиях на эту тему - редкость) причин и побудительных мотивов, вызывавших приливы и отливы эротического искусства. Снятие цензурных запретов после февральской революции спровоцировало "настоящий взлет издательской активности" и превратило страну в "европейский оазис терпимости". Неожиданный бурный расцвет фривольной графики в годы гражданской войны, когда реалии жизни отнюдь не способствовали сексуальным переживаниям (по свидетельству В. Шкловского, "у мужчин была почти полная импотенция"), связан с эротическими воспоминаниями, проходившими по разряду: "чего мы лишились". И, наконец, с конца 20-х гг. происходит перемещение эротических рисунков в область полулегального искусства (где они и оставались до недавнего времени). Предельно точный и информативный стиль изложения, лишенный каких бы то ни было ужимок и жеманных поз, свободное владение материалом (свежесть темы - очевидна), сохраняются и во второй статье Ю. Демиденко. И у какого русского (бывшего советского) не дрогнет сердце и не встрепенется душа, когда он узнает, что слово "майка" происходит от названия месяца "май" и зафиксировано в словарях только с 1938 г.; что "семейные" сатиновые трусы первоначально в 20-е гг. были одеждой физкультурников; что из четырех фасонов подштанников, выпускавшихся перед войной, только одни назывались "кальсоны гражданские"... "От чрезмерности изящного неглиже" к "минимализации спортивной одежды" - таков путь человека эпохи Москвошвея.

    А в новом человеке, по завещанию чеховского персонажа, действительно все стало прекрасным: и одежда, и обувь, и исподнее, и имя. Если же имя недостаточно благозвучно, то новая власть создаст законы, позволяющие освободиться от наследия "проклятого прошлого", и ничто тогда не помешает уроженке Рязанской губернии Пелагее Александровне Блядищевой сменить фамилию на Николаеву, или Петру Филлиповичу Пердунову стать гражданином Дубровским (выразительный список газетных объявлений 30-х годов приводит В.Сажин, обнажая эротические коннотации стихотворения Н. Олейникова "Перемена фамилии").

    Более традиционны, но тоже вполне добротны исследования Майи Туровской "Женская тема в кинематографе 20-х годов. Ситуации и типы" и Дмитрия Милькова "На зад к Гоголю". Второе имеет подзаголовок: “Заметки об анальной природе советского театра или какани ставили "Ревизора"” и ограничивается описанием, так сказать, инфантильного периода развития советского театра ( речь идет в основном о постановке "Ревизора" в 1927 г. Игорем Терентьевым). Об анальной эротике русского футуризма заговаривают уже не в первый раз: книги А.Крученых "Сдвигология русского стиха" и "Малахолия в капоте" спровоцировали все позднейшие исследовательские "как". И тем не менее, статья Д. Милькова вводит в научный оборот любопытный материал (новый -- даже после выхода в 1996 г. "Терентьевского сборника"), касающийся прежде всего сценографии офутуренного Гоголя.

    И, наконец, "тяжелая артиллерия" легкого жанра: Михаил Золотоносов продолжает поход по эрогенным зонам советской культуры. Статья "Философия общего тела. Советская садово-парковая скульптура 1930-х годов", как всегда, щедро-изобильна фактами и утомительно-однообразна в выводах. С энтузиазмом ударника комсомольских строек М. Золотоносов перелопачивает тонны материала, и эти же тонны, не просеивая, обрушивает на головы читателя. Как говорится в статье: "Бетономешалка заработала, и ...". Если поставить рядом на одном постаменте критика Золотоносова и "девушку с веслом", - заведомо ясно, что этот мужчина может сказать про эту женщину. Поначалу обзовет "симулякром", потом наговорит гадостей про весло (фаллический символ) и про струи фонтана. А заодно и про Сталина, и про Сталина с девочкой (см. любую из работ М. Золотоносова). Скандальный успех первых перестроечных публикаций превратился со временем в публичное изживание эдипова комплекса по отношению к матери-родине. Ну что ж, мы все плоть от плоти этого "общего тела".

    В подцензурной советской науке все самое интересное и важное не выпячивалось в основном тексте работы, а пряталось в комментариях: и в статье Золотоносова половину объема занимает справочный аппарат, сноски. А также список литературы, включающий почти три сотни позиций, из коих три книги действительно опорные: В. Паперный "Культура Два" -- без нее не было бы и исследований М. Золотоносова; прейскурант парковой скульптуры 1937 г. (самое яркое в статье -- цитаты из этого издания); ну и, конечно, Фрейд. Теории Фрейда превратились сегодня в ключик, отпирающий любой замочек, причем стандартность и монотонная повторяемость операций не смущают учеников запоздалых: их привлекает гарантированный результат. Наверное, даже любовь к руколомным сноскам можно подвести под пресловутое "вытеснение" и объяснить подавленным либидо; к тому же комментарии для ученого -- это своего рода исподнее, эротическое белье, соблазняющее читателя больше, чем "верхняя одежда".

    Описывая скульптуру С.Д. Лебедевой "Девочка с бабочкой", М.Золотоносов критикует ее за статичность: "Бабочка манифестирует сам процесс превращений, который однако, в скульптуре принудительно прерван (бабочка навечно останется бабочкой и не превратится в гусеницу" (с. 44). Последнее утверждение совершенно справедливо, но скульптор Лебедева здесь не при чем, виноваты законы природы, согласно которым гусеница превращается в бабочку, а не наоборот. Оговорка тоже совершенно "фрейдистская": для Золотоносова именно гусеница - а не бабочка - венец эволюции.

    Так вернемся же к природе, - природе жанра, в данном конкретном случае. Мне показалось, что из цельной концепции сборника выпадает архивная публикация Геннадия Черненко "Я ему был рад так же, как и он мне" (Даниил Хармс в письмах Бориса Житкова)", не имеющая никакого отношения к "советскому эросу", хотя и способная украсить любой "хармсовский сборник". Но я вполне понимаю в этом случае составителей. Труднее согласиться с решением напечатать на нескольких страницах рифмованную "Галантную историю о некоем маркизе..." Н. Агнивцева. Главный аргумент издателей приводится в краткой врезке: один из списков обнаружен в в архиве Хармса и, следовательно, произведение входило в круг его чтения. Публикация, имела бы смысл, если бы в 1994 году фривольная поэмка не вышла в составе одной из московских "эротических" антологий. Что же касается Н. Агнивцева - самого, может быть, гривуазного стихотворца начала века, то его присутствие в книге более чем уместно. Ханжеские запреты обернулись для него сущей катастрофой, отобрали все темы до одной; попытка же стать советским сатириком буквально убила поэта (скоротечная чахотка горла). Как жаль, что составители не привели его самое последнее стихотворение, "Тараканий марш", с рефреном (припевом):

    Эй, тараканы!

    Бей в барабаны!

    Только не очень,

    А -- между прочим.

    Бывший певец эротики и богемы, бедный, забившийся в щель "буржуазный" поэт, умерший в 1932 году в Москве, -- Агнивцев и не подозревал, что создал напоследок свой автопортрет (журнал "Крокодил" не нашел ничего лучшего, чем напечатать "сатирический" стишок о тараканах в виде... некролога). Ну как тут не вспомнить: "Пройдет любовь, обманет страсть, но лишена обмана волшебная структура таракана..."

    "Маленький человек" животного мира, таракан, -- когда-то мне довелось составить целую поэтическую антологию, ему посвященную. Отношение писателей к брату нашему самому меньшему -- лакмусовая бумажка свобод и конституций, демократии и гуманности. Его обличал советский официоз как мещанина и недобитка прошлого (самые кровожадные стихи о таракане сочинил кремлевский насельник Демьян Бедный), и защищал Николай Олейников, показавший всем, что "и тараканы любить умеют". И мы его любим. До тех пор, пока он знает свой шесток: из маленьких людей получаются великие деспоты. Но сегодня...

    Вот дождь идет. Мы с тараканом

    Сидим у мокрого окна

    И вдаль глядим, где из тумана

    Встает желанная страна...

    код товара: KH145930
    Все книги этого издательства

    Покупатели, которые приобрели эту книгу, также купили:
    Львов А.
    Двор.

    Книги и рукописи в собрании М С Лесмана (БР)
    Мани-Лейб.
    Ингл-Цингл-Хват.

    Гури, И.
    Словарь. Благословения и проклятия в идише. Yiddish Blessings and Curses Dictionary: Let s Hear Only Good News

    Жаботинский, В.
    Фельетоны.


    ОТЗЫВЫ ПОКУПАТЕЛЕЙ ОБ ЭТОЙ КНИГЕ:
    (всего отзывов: 0)

    Напишите ваш собственный отзыв

    Специальные заказы

    Помощь - Help
    Карта сервера
    О магазине
    Как нас найти
    Ссылки
    Специальный поиск
    по названию книги, ISBN автору, издательству, серии, содержанию
    Каталог
    Алфавитный список авторов
    По жанрам

    Новинки

    Детская литература

    Антиквариат

    Современная российская проза

    Поэзия

    Биографии, мемуары

    Альбомы

    Подарочные издания

    Букинистическая литература

    Фантастика

    Детективы


    Бардовская литература

    Бизнес, экономика

    Биографии, мемуары

    Востоковедение

    Детективы

    Детская литература

    Домоводство

    Драматургия

    Еврейская литература

    Журналы

    Зарубежная классика

    Искусство

    История

    Календарь

    Компьютеры

    Криминальная хроника

    Кулинария

    Культурология

    Литературоведение

    Медицина

    Наука, природа

    Песенники

    Подростковая литература

    Политика

    Поэзия

    Право

    Приключения

    Психология и психоанализ

    Психология, воспитание

    Публицистика

    Разное

    Редкая книга

    Религия

    Русская классика

    Сентиментальный роман

    Собрание сочинений

    Социология

    Спорт

    Справочная литература

    Средневековая проза

    Триллеры

    Фантастика

    Филология

    Философия

    Художественная литература

    Эзотерика

    Эротика

    Эссеистика

    Юмор, Сатира

    Юношеская литература
    Copyright © 2017 Petropol, Inc. All rights reserved.

    TopList

    - petropol.com, Russian Bookstore in America